Дмитрий Макарович Королев, житель Пугачева, музыкант и художник, потрясающе играл Рахманинова и Бетховена, писал картины, которые дарил по случаю и без случая. Не потому, что  считал свое творчество пустым, а потому, что любил людей и хотел украсить их жизнь, чем мог. Он и в Пугачев, город  детства, приехал полный идей, предлагал организовать в музыкальной школе детский инструментальный ансамбль, но наткнулся на равнодушие.
Его картины разбрелись по свету. Они – в московских квартирах,  на Дальнем Востоке, в ближнем зарубежье.  Есть частная коллекция королевских картин в Санкт – Петербурге.
Королев пробовал писать картины на заказ, но из затеи ничего не получилось. Полотна выходили скучные, ремесленные, плоские. Художник перестал принимать заказы.
Дмитрий Макарович брался за кисти и мелки в моменты вдохновения. С годами они становились все реже и короче. Талант, как и все на свете, имеет начало и завершение.
Однажды Королев стал участником художественной выставки в Пугачевском краеведческом музее. Выставку организовала директор музея Нурия Ибрагимовна Сулейманова. Выставлялись почти все местные художники. В традицию действо не переросло. Мал для этого пугачевский музей. Выставка имела успех, но не могла перерасти в традицию из-за нехватки площади. Последовали предложения в дальнейшем  устраивать показы работ  в каких – либо казенных зданиях. Дмитрий Макарович  печально улыбался. Он никогда не полагался на чиновничью добродетель.
Королев обладал необыкновенным свойством.  Он видел красоту там, где ее не видели другие. Поэтому он заново открывал людям знакомые им места. Может, с этого и начинается  великое чудо, с ощущения красоты и способности передать это чувство другим.
Художник любил Пугачев. Он вернулся сюда еще полным сил. Здесь уже не было родных, только знакомые пыльные улицы, река, запах далекого времени.  Он родился в КарЛаге.  В коллективизацию семью раскулачили и послали добывать уголь для страны. В общем – то, всю хуторскую семью арестовали из-за деда Андрона. Недалеко от Преображенки он основал хутор, построил пруд и развел фруктовый сад. За плодоносные яблони, груши, вишни сам Андрон, его сын и сноха угодили за колючую проволоку.  Когда в 1953 году семью отпустили на волю, семилетний Королев удивился миру, который существует без сторожевых собак и бараков.
Еще в школе, в девятом классе, он начал профессионально выступать на сцене. После войны в старом кинотеатре «Ударник» перед началом сеансов играл ансамбль. Вторую скрипку в творческом коллективе вел юный Королев.
Его тянуло к музыке. Совсем мальчишкой он бегал слушать игру Александра Семенова, который жил на Советской улице рядом с базаром. Семенов остался в Пугачеве после эвакуации, владел многими инструментами и давал частные уроки.
Королев и мальцом ничего не просил, но дед Андрон заложил заветное золотое кольцо, которое пронес через КарЛаг, и купил внуку скрипку. С этой скрипки и началась музыкальная карьера Дмитрия Макаровича. Он окончил Саратовскую консерваторию, стал признанным пианистом и объездил с гастролями весь Союз.
Скрипка пережила своего хозяина. Она теперь в других руках. Однажды шапочные знакомые попросили инструмент на время, но не вернули ни через год, ни через два, ни через три. Такие люди есть всегда, с шерстяной душой и крикливыми голосами.
Музыка сопровождала Королева  до конца дней. Он писал песни, романсы, рассылал знакомым, как память о себе. За авторство написанных и оранжированных когда — то пьес и песен он получал мелкие деньги — плату за талант.
Как и музыкой, Королев с детства увлекался живописью, но музыка пересилила, поэтому художество осталось просто увлечением. Единственные уроки рисования он получил от основателя пугачевской школы изобразительного искусства Александра Ивановича Мешкова. Это имя сейчас не в ходу, его забывают. Пугачевскую школу искусств власти хотели назвать именем Мешкова. Много об этом говорили, но так ничего и не сделали.
К проходящим авторитетам Королев относился без всякого почтения. Независимость приносила неприятности, но Дмитрий Макарович без жалоб нес их по жизни. Саксофонист «Москонцерта» Владимир Савельев, который три года работал вместе с Королевым, писал в письме: «Ему ненавистна фальшь, он один из самых честных людей на свете». Рукопись Савельева у меня сохранилась.
Одно время Королев жил в пансионате «Пугачевский». К нему, как к местной достопримечательности, наведался губернатор Дмитрий Аяцков. Он купил несколько этюдов. Один, который особенно понравился губернатору, Королев не продал. Не из вредности, а потому, что сам еще не успел налюбоваться картиной. Конечно, он мог уступить, завязать полезное знакомство, что — то выхлопотать для себя. Но его даже не посетила мысль превратить встречу двух людей в меркантильный интерес.
У Королева не сложились отношения с семьей, и он жил один. Он ничего не требовал и ничего не просил. От пенсии художник иногда умудрялся отщипнуть толику, чтобы послать внуку.
Дмитрий Макарович умер в июле 2007 года, похоронен в Пугачеве. Талантливые люди всегда переживают себя. Они остаются в музыке, живописи и других искусствах. Читатели могут познакомиться с некоторыми картинами Королева на сайте нашей газеты в рубрике «Вернисаж».

Г. АРИСТОВ

Вам на заметку:

Для предотвращения несчастных случаев и понижения опасности для жизни людей применяются изоляторы, которые устанавливаются в местах соединения высоковольтных проводов и не только.