В старом Николаевске не существовало проблем с ремонтом обуви. Подбить сапоги или подшить валенки мог любой глава семьи. Что касалось людей состоятельных, то они не продлевали жизнь своим изношенным штиблетам, а выбрасывали их и покупали новые. Поэтому в Николаевске не развивалось сапожное ремесло, хотя скорняки водились и выделывали знатные кожи.

Ситуация изменилась в 20-х годах прошлого столетия. Спрос на дешевые товары народного потребления после опустошительных войн и революции заставил организовать на базе Пугачевского кожевенного завода сапожную мастерскую. Она называлась «Красный обувщик» и располагалась в помещении, где сейчас находится общество охотников и рыболовов. Здесь шили тапочки и сапоги. Но любой, кто желал получить товар высокого качества, шел к знакомым мастерам. За модные ботинки и туфли люди платили хорошие деньги. Знаменитыми довоенными сапожными мастерами в Пугачеве были Ершов и Нефедов. Один жил в «лягушатке», другой — в центре города.

Во время Великой Отечественной войны в Пугачеве, в помещениях нынешнего торгового городка, были размещены окружные военные ремонтные мастерские, в том числе и по восстановлению обуви. Продукция была полностью ориентирована на нужды фронта: сапоги, валенки.

Работали в цехе, в основном, подростки, мальчишки 12-14 лет. Здесь, например, начал свою трудовую биографию пятиклассник В.В. Воронков, известный впоследствии хозяйственный руководитель.

К концу войны мастерские из Пугачева переместили ближе к фронту, а несовершеннолетние мастера влились в артель «Красный обувщик». Многие поднялись до профессиональных высот. Могли шить босоножки, женские модельные туфли. В торговой сети красивой обуви не было, как и некрасивой тоже. До начала 60-х годов прошлого века Пугачев, в основном, ходил в сапогах и тапочках местного пошива. Это была самая дешевая и практичная обувь.

Вскоре в городе появился Дом быта. В нем, наряду с пошивом одежды, парикмахерскими, ремонтом аппаратуры, прочими мастерскими и участками, был и цех по ремонту и пошиву обуви. В цехе работало 20 человек. Они выполняли значительный объем работ, но в момент реформ и наполнения рынка товарами, цех сократился до трех  мастеров, а потом, с развитием частного предпринимательства и вовсе сгинул. Люди перестали шить обувь на заказ.

Тем не менее, сапожный промысел остался. Мастера сегодня оказывают населению разного рода услуги по ремонту обуви.

С. Ковальский