IMG 13

Фёдора Долганова многие помнят энергичным преподавателем физкультуры, фонтанирующим поговорками и анекдотами на все случаи жизни. Мало кто знал, какую суровую школу жизни пришлось пройти этому внешне весельчаку и балагуру. Долганов никогда не жаловался, жил по формуле «Упал-встал-пошёл дальше». Юмор помогал посмотреть на жизнь с другой стороны. Вот сейчас, посмеиваясь, говорит: «Как родился, так и прожил. А родился я Малой Таволожке, где и сельсовета-то не было, дату рождения никто не регистрировал. Мать помнит, что в 1932 году на Дарью – грязные проруби (по народному календарю это конец марта, начало апреля, когда солнышко пригревает все сильнее, и на прорубях на реках и прудах делается грязно), а точного дня никто не помнит. Паспорт оформили, когда в Армию забирали. Там хирург опытным взглядом посмотрел и определил: «1 ноября рождён». Так и записали, перечить не стали». Родился на Дарью, когда земля очищается, и прожил — ни одна грязь не прилипла.

В 1933 году семья, спасаясь от голода, переехала в Табаксовхоз, который по заданию партии организовал Е.П. Колущинский, легендарная в те времена личность. В 1938 году хозяйство переименовали в Махорсовхоз: кто-то знающий поправил, что табак и махорка не одно и то же, табак растёт на юге, из него сигареты делают, а у нас махорка.

В начале войны отец Федора, Михаил Акиндинович Долганов, был комвзвода конной разведки полка, и у маленького Фёдора была возможность кататься на лошадях, что приводило шустрого первоклашку в восторг. Восторг длится недолго: отец уходит на фронт вместе с формирующимся в Вольске соединением, которое потом окажется в составе печально известной 2-й Ударной, или Власовской. Отец оказывается в плену, после многих мытарств французские коммунисты помогли ему и его товарищам вернуться домой — обменяли на немецких военнопленных. Только в ноябре 1946 года отец пришел домой. Преследований избежал по чистой случайности: среди офицеров СМЕРШа оказался близкий знакомый, поручившийся за него. В те времена одно упоминание о том, что служил в армии Власова, влекло за собой большие неприятности, лишало прав на награды, какой бы подвиг ни совершил, но отец и медаль получил, и офицерское звание, а по возвращении стал бригадиром-гидротехником в парниковом хозяйстве.

Правда, сыну его этот факт отцовской биографии анкету подпортил, перечеркнул мечту о лётном училище: отчислили на седьмой день. Пришлось поступить в Пугачёвскую школу буровых кадров, по окончании работал в конторе бурения № 2 на Сахалине. В 1951 году попал, что называется, в струю — от военкомата набирали группу в Хабаровское артиллерийское училище, поступил легко. В училище в первый же год получил первый разряд по лыжам, второй по лёгкой атлетике, был всегда на виду, потому и попал в спецгруппу, о назначении которой не знал никто. Потом оказалось, что готовили их для Тоцка-2, где в августе 1954 года прошли испытания атомной бомбы с применением живой силы — пехоты, БТТ, артиллерии и авиации.

В 1956 году в Самарканде, гостя у сестры, встретил молодую учительницу Тамару. Расставаться не захотели: жизнь военного непредсказуема, можно потерять друг друга навсегда. Здесь и расписались. В Тоцк вернулся с молодой женой. Затем их дивизию перевели в Ереван, а вскоре – сокращение и возвращение в Пугачёв, о котором Фёдор тосковал всегда, где бы ни был. Тамара Ивановна устроилась работать в детский сад, а Федор Михайлович — в детский дом. Родилась дочь Ирина. В 1957 году Долганова направили физруком в Ново-Захаркино. Здесь началась его слава воспитателя спортивных кадров. Школа гремела по области. Достижения его воспитанников у всех на устах: чемпионы СССР по пионерскому четырёхборью в Артеке в 1958 году.

В 1959 году Фёдор Михайлович избран председателем городского совета Союза спортивных обществ и организаций. Заочно окончил педагогический факультет Московского государственного института физической культуры и спорта, а Тамара Ивановна – Саратовский пединститут. Какое-то время Фёдор Михайлович работал в гидромелиоративном техникуме, а Тамаре Ивановне предложили место директора седьмой начальной школы.

В 1965 году супруги переходят на работу в шестую восьмилетнюю – она завучем, он – учителем физкультуры, а в 1967-м сдаётся здание 13-й средней, куда переводят старшеклассников из 6-й и часть учителей. В этот переходный период команда 6-й восьмилетней становится победителем областного турслёта. Капитаном команды была Лена Нечаева (Елена Андреевна Полянская), которая затем вошла в областную сборную и повезла в Иркутск материалы о Чапаевской дивизии, которые заинтересовали самого С.М. Будённого. Потом, уже в 13-й средней, команда не раз держала первенство по области.

Ученики Долганова неоднократно становились чемпионами области по лыжам и велосипедным гонкам. В 1973г. Федор Михайлович — один из организаторов велосипедного похода «Дорогами Ленинской мечты по земле Саратовской: Пугачев – Сулак – Балаково – Вольск – Хвалынск – Духовницк — Пугачев». Было пройдено 383 км. К тому времени в семье рос годовалый сын, а Тамара Ивановна вернулась в 6-ю восьмилетнюю директором. До сих пор учителя вспоминают о ней с благодарностью и любовью: «Это был лучший директор, при котором школа просто расцвела». А помогал ей в этом, конечно, муж — и советом, и физически.

Пришлось Фёдору Михайловичу поработать и в СПТУ-11, куда его перевели для укрепления кадров. С 1978 по 1992 год он работал в СОШ № 1, и там его ученики были всегда первыми в спорте, но, кроме этого, он возглавил учительскую туристическую команду, которая не раз выигрывала областные слёты. На тренировках спуску не давал, учил видеть реальную жизнь без прикрас и шестым чувством угадывал, кто на что способен. Потому и шли к нему на тренировки даже в мороз -36°. Занятия в школе отменили, а они на лыжах — на Сырт. Ответственности не боялся, а воспитанникам доверял как себе. Дом Долгановых в былые времена как улей — ни дня без гостей. Сейчас едва хватает сил привести двор в порядок, но глаза Федора Михайловича всё так же блестят. Эмоций и лукавства поубавилось, их сменили мудрость и просветлённость.

Л. Шепелева

На снимке: Ф. Долганов с семьей, 1975 г.