Удачина Н.И.

Нина Ивановна родилась в селе Левинка Духовницкого района в 1934 году. Отец, Иван Федорович Отпущенников, был простым крестьянином. Имея за плечами церковно-приходскую школу, окончил курсы трактористов и стал заведовать тракторным парком, в 27 лет пошёл защищать Родину и своих четверых детей. Дважды был ранен, контужен, после ранения на Орловско-Курской дуге полгода пролежал в коме, но выжил, тепло родного очага и любовь близких поставили его на ноги. Нина в 1941-м пошла в школу. Голодные, полураздетые, замёрзшие, в школу бежали с радостью. Дом превратился в муравейник: четверо своих детей, бабушка; осенью 1941 года враг подошёл к Москве — в эвакуацию приехали сёстры Ивана Фёдоровича с семьями. Спали вповалку, где помещались в доме 20 человек – и сами потом понять не могли, но жили дружно. Общая беда сроднила семью ещё больше, взаимная поддержка помогала преодолевать суровые испытания жестоких лет. Выручало хозяйство, 2 коровы. Когда немцев отогнали от столицы – родственники уехали, но одна из тёток не могла оставить корову-кормилицу и вернулась за ней. В памяти Нины осталась живописная картина: корова, запряжённая в тележку, в ней тётя и её нехитрый скарб, корзины с едой. Прощальные напутствия, слёзы – и в путь до Москвы своим ходом…
Нина, окончив школу, поступила в Вольский сельскохозяйственный техникум, по окончании получила назначение в Катайск Курганской области на госплемптицезавод. В августе 1954-го приняла цех и проработала там 22 года. В администрации сразу приметили молодого специалиста, работающего с душой и радеющего за производство. Её избрали секретарём комсомольской организации, жизнь кипела – собрания, диспуты, « огоньки», концерты. Сценарии сочиняла сама, проводила репетиции, ходила на хор, пела в вокальной группе. Молодой киномеханик Анатолий начал оказывать знаки внимания, стали встречаться и вскоре поженились. Когда появились дети, Нина Ивановна уже была членом партии. Общественной работой продолжала заниматься, но жизненные ориентиры поменялись – на первом месте была семья. Успевать приходилось везде – и на производстве, и дома. От мужа помощи было мало, а в 1969 году они развелись. Нина решила, что одной, но в спокойной обстановке ей воспитывать детей будет легче. Создав своё «гнёздышко», она всеми силами поддерживала в нём уют, достаток, отдавая детям всю душу. Жила их интересами. Когда заметила у сына страсть к рисованию, поддерживала её, как могла: купила все принадлежности, хвалила, удачные рисунки отправляла в журнал «Весёлые картинки». Если их публиковали, радовались всей семьёй. Успех всегда окрыляет. После школы Юрий окончил самарское художественное профтехучилище, стал оформителем, по профессии работать не пришлось, а для души рисует до сих пор. Отношения с дочерью и сыном были доверительными и близкими. Вместе наводили порядок, вместе работали в огороде, косили траву для телёнка и коровы, вместе делали уроки, составляли список покупок. Нина называла свою семью маленьким раем и была счастлива. На работе тоже всё получалось. В начале 70-х она стала победителем соцсоревнования, за первые места по области её наградили знаком «Ударник 9-ой пятилетки», в 1976 году вручили медаль «За достигнутые успехи в развитии народного хозяйства СССР».
В этом же году решили переехать в Успенку, где была межколхозная птицефабрика. Удачина приняла самый трудный участок – цех выращивания. Привеса нет, большой падёж. Под её руководством человек 20 рабочих, которых она не только контролировала, но и обучала, организовала занятия веткружка. Вскоре показатели стали улучшаться. Её выбрали секретарём парторганизации, затем депутатом сельсовета, да так и переизбирали до самой пенсии. Люди шли к ней со своими бедами и проблемами. Она решала семейные конфликты, мирила соседей, выполняя роль третейского судьи. Были проблемы с инкубатором, не пошла работа — поставили Удачину. Намётанный глаз сразу увидел причину: наседок надо менять, старые уже, яйценоскость слабая, да и человеческий фактор никто не отменял. За яйцами поехала в Маркс, выпросила у главного зоотехника и сама привезла, заботливо укутав в одеяла и покрывала. Стала строго следить за технологией, за соблюдением всех норм, режимом – вывели инкубатор на 80%-й уровень. Когда фабрику передали в ведомство Сарптицепрома, дела быстро пошли в гору. Директор Лозовой Ю.В. при поддержке Птицепрома начал реконструкцию, корма были прекрасные, прибыль увеличилась в разы, повысились зарплаты. На фабрике можно было выписать дешёвые корма, кур-несушек и цыплят, снабжали своей продукцией и Пугачёв, и весь район. Выстроили целую улицу 2-этажных коттеджей для рабочих фабрики, в одном из них Удачины получили квартиру. Это был расцвет фабрики и самое счастливое время в жизни Нины Ивановны. Успехи на работе, выступления в клубе в народном хоре, депутатская работа – вздохнуть некогда, а на душе радость. Дети росли, были настоящими помощниками, потом уехали учиться, разлетелись из родительского гнезда. Она радовалась их успехам, по-прежнему поддерживала во всех начинаниях, помогала, чем могла.
Птицепрома не стало – не стало и кормов, крепкое хозяйство стало разваливаться на глазах. Руководители менялись, а остановить скольжение фабрики вниз никто не смог. А там – приватизация, банкротство. Уйдя на пенсию в 1989 году, Нина Ивановна с грустью наблюдала за развалом фабрики, чуть не плакала, глядя на худых кур.
Две сестры, два брата, дети и внуки в Пугачёве – решила и сама туда перебираться. А тут подвернулся случай – попросили ухаживать за одиноким престарелым человеком. Пять с половиной лет ходила за ним, наполнив дом теплом своего сердца и уютом, окружив больного человека вниманием и заботой. Общественную работу не оставила и здесь. Она член президиума Совета ветеранов, люди знают её отзывчивость и готовность помочь, часто приходят домой. Она охотно навещает пенсионеров-юбиляров, восполняя дефицит общения пожилых людей и вызывая благодарные улыбки. Но самые дорогие гости, конечно, дети, внук Денис, внучки Надя и Даша и правнук Серёжа. Когда они появляются, дом оживает, а лицо бабушки светится от счастья.

Л. Шепелева
На снимке: Н.Удачина, 1987 г.