В гостях у «Пугачевского времени» председатель Пугачевского районного суда Антон Юрьевич Тенькаев

Тенькаев

— Антон Юрьевич, самое трудное  — это принять решение. Согласие на должность председателя суда вы дали самостоятельно, в совете с семьей или согласились сразу без колебаний, потому что есть предложения, от которых нельзя отказываться?

— В судебной системе, да и не только в ней, существует такое понятие, как кадровый резерв. Это  специальный отбор части работников, хорошо зарекомендовавших себя в профессиональном плане, способных к руководящей деятельности и так далее. Будучи заместителем председателя Балашовского районного суда, я стоял в кадровом резерве кандидатов на должность председателя районного суда. Не конкретно Пугачевского, а районного суда вообще. Рекомендуя меня на эту должность, областное руководство учло, что я хорошо знаком с Пугачевским районом, с людьми, поскольку работал здесь в должности помощника прокурора, заместителя, исполняющего обязанности прокурора, федерального судьи в общей сложности восемь лет. Пугачев для меня — родной город. Это родина моего отца, еще мальчишкой я часто приезжал сюда на каникулы. Конечно, принимая решение, я поговорил с супругой и родителями. Должность может показаться несведущему человеку дающей какие-то привилегии и преимущества. На самом деле, председатель суда — огромная ответственность, обязанности и ограничения, которые распространяются не только на тебя самого, но и на членов твоей семьи. У меня на этот счет не было колебаний, иначе зачем стоило выбирать профессию юриста. Семья меня полностью поддержала.

—  Как развивалась ваша карьера в судебной системе?

— С декабря 2008 года по август 2011-ого работал судьей Пугачевского районного суда. Специализировался в основном на уголовных делах. С августа 2011-ого по 25 марта 2013-ого  – заместитель председателя Балашовского районного суда, где рассматривал уже все категории дел как уголовных, так и гражданских. 26 марта этого года был официально представлен в должности председателя Пугачевского районного суда.

— Вы снимаете мантию, идете домой, но это не спасает вас от ограничений в быту, наложенных профессией. С этим трудно жить?

— Вы, наверное, не будете спрашивать у священника, трудно ли ему соблюдать пост, жить в соответствии с церковными канонами?  Дело, которому он служит, подразумевает ответ. Так и со мной. Выбирая путь, я был внутренне готов к тому, что меня ждет. Этот пример, может быть, не совсем корректен, но по сути верно отражает действительность.

— Если решения суда не отменяют высшие инстанции, значит, суд работает качественно. Если отменяют, то мы имеем дело с несправедливостью. Как с этих позиций выглядит деятельность пугачевского суда?

— Качество правосудия Пугачевского районного суда, по уголовным делам, например, составило за 2011 год 96,6 %, по гражданским – 97,9%. Напомню, что сюда входят дела, которые рассматривает наш суд, помимо Пугачева и района, еще по Ивантеевскому, Перелюбскому и Краснопартизанскому районам. При среднеобластном качестве 95,8 % и 98, 2% соответственно. В прошлом году, по уголовным делам, качество составило – 97,6%, по гражданским – 99, 1%. При среднеобластном 95, 7% и 98, 5%. Показатель хороший, но не идеальный, как вы понимаете. Есть над чем подумать и наметить планы по устранению недостатков.

— Вы пришли, чтобы поднять  профессиональный уровень пугачевских судей?

— Пугачевский суд никогда не был в последних рядах ни по профессионализму судей, ни в оценках областного руководства.  Задача поставлена иная – организовать работу на должном уровне, не ниже той планки, которую взял и удерживает Пугачевский суд. Я со своей стороны, приложу все усилия, чтобы эту планку поднять.

— В СССР мало кто верил в независимость судей, поскольку всем правила КПСС. Изменилось ли на Ваш взгляд, отношение населения к суду сегодняшнему? Доверяют ли граждане судьям, верят им?

— Если исходить из того, что в целом по стране и в Пугачеве, в том числе, увеличилось количество заявлений граждан в порядке гражданского судопроизводства, то думаю, что степень доверия граждан к судебной системе год от года растет. Информационная открытость судов, создание сайтов  способствуют повышению правовой культуры. Все больше суд утверждается в сознании граждан как независимая инстанция, где можно цивилизованно и эффективно решать проблемы.

— Антон Юрьевич, как Вы относитесь к практике назначения больших сроков  наказания условно. Особенно в отношении публичных или состоятельных персон.  Как вы думаете, это  отражается на престиже наших судов?

— Лично для меня все равно, кто передо мной, крупный бизнесмен, чиновник или продавец магазина. В прошлом году я рассматривал дело по обвинению в убийстве сына заместителя прокурора Балашовского района.  Дело было громкое, расследовалось около года. В итоге приговор: девять лет, шесть месяцев с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Вышестоящая инстанция оставила приговор в силе.

Но бывают случаи, когда судья, зная, что на скамье подсудимых преступник, вынужден выносить не тот приговор, который от него ждут потерпевшая сторона и обвинение. В частности, это может быть связано с браком в следственной работе. Судье нельзя использовать доказательства, полученные с нарушением закона. В итоге, к сожалению, это отражается и на престиже судов.

— Профессия судей, может быть, самая рисковая в Пугачеве. Есть ли в их адрес угрозы? Если есть, то существуют ли меры безопасности, чтобы жить спокойно, как говорится, не оглядываясь?

— Случаев покушения на судей в Пугачевском районе я не припомню. А вот в Балашовском районе  несколько лет назад, преступник с топором для разделки мяса напал на судью прямо у нее в кабинете. Женщина осталась жива, но вред здоровью был причинен существенный. Помимо существующих мер безопасности, мы планируем оборудовать здание суда камерами видеонаблюдения, как по периметру, так и внутри. В залах суда и каждом кабинете судей будут установлены тревожные кнопки с выводом на пульт приставов.  Предлагалось раздать судьям портативные тревожные кнопки, но пока этого нет. Этот вопрос у меня на особом контроле. Несмотря на то, что у нас фактов нападения не было, лучше быть готовым к любым ситуациям.

—  По статистике сегодня в судах уголовных дел стало гораздо меньше, чем гражданских и административных. Что это, снижение уголовной преступности, снижение раскрываемости преступлений или «манипуляции» с регистрацией преступлений?  Как в этом плане выглядит Пугачев?

— Наверное, об этом нужно спрашивать тех, кто непосредственно с этим работает, то есть полицию и прокуратуру. Я связываю некоторое сокращение количества уголовных дел в судах с принятыми поправками, направленными на гуманизацию уголовного законодательства. Если раньше уголовное дело заводили, грубо говоря, при стоимости похищенного сто рублей, теперь это больше тысячи. Все что до – предусматривает административное наказание. Ну и так далее.

— Всегда ли мнение человека Антона Юрьевича Тенькаева совпадает с мнением судьи Тенькаева, выносящего приговор? Бывали случаи  внутреннего конфликта?

— При рассмотрении дела судья оценивает доказательства на основании своего внутреннего убеждения, руководствуясь законом и совестью. Лично у меня конфликта не возникало. С другой стороны, все мы люди, у всех есть чувства – сострадание, сопереживание, или, наоборот, негодование и возмущение. Но от эмоций на работе необходимо абстрагироваться, поскольку, принимая решение, судья должен оставаться независимым, беспристрастным и оценивать ситуацию объективно.

Вопросы задавала  И. Мнекина